СНОВА В ШКОЛУ. В ИНКЛЮЗИВНУЮ!

В конце июня в Москве были подведены итоги IV Всероссийского конкурса «Лучшая инклюзивная школа России», который проводился в рамках реализации мероприятий Государственной программы «Доступная среда» на 2011–2020 гг. По мнению организатора, Министерства образования и науки Российской Федерации, его цель – «повышение активности образовательных организаций в развитии и внедрении инклюзивного образования».


Награждая победителей, министр образования и науки РФ Ольга Васильева подчеркнула: «Я считаю, что дело, которое все вы делаете, нуждается в том, чтобы о нем знало как можно больше людей. Вы помогаете детям в социализации и подготовке к той жизни, которая ждет их впереди. Мы должны изо всех сил помогать таким школам и делать все возможное, чтобы поменять общественное сознание по отношению к нашим детям. Самое тяжелое – это поменять сознание. Но оно тоже меняется благодаря вам и вашей работе». Она отметила, что будет всеми силами распространять лучшие методики, наработанные специалистами.

Еще один участник церемонии награждения, директор Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Евгений Сильянов отметил, что с каждым годом география конкурса расширяется. Сейчас участие в нем принимает уже 61 регион, хотя начиналось все с 31 образовательной организации.
В общем зачете первое место заняла МАОУ средняя образовательная школа № 114 (г. Пермь), второе – МАОУ СОШ №70 (г. Тюмень), третье – МБОУ СОШ № 139 (г. Самара). Что же предлагают сегодня лучшие инклюзивные школы России?

Пермская школа № 114 стала инклюзивной в 2014 году. После проведенного капремонта здесь появились пандусы, подъемники, широкие дверные проемы и тактильная плитка в коридорах. В 2016–2017 учебном году в ней уже действовало 20 инклюзивных классов, в которых обучались слабослышащие и слабовидящие дети, ребята с задержкой психического развития, с тяжелыми нарушениями речи, с нарушением опорно-двигательного аппарата, с расстройством аутистического спектра – всего 78 человек, в том числе 28 инвалидов. Из них только 16 человек учатся на дому.  
«Если взять нынешний 8-й класс, – рассказывает директор школы Валентина Федотова,– там, кроме детей с задержкой психического развития, есть ученики с нарушением опорно-двигательного аппарата, слабослышащие. Был ребенок с тяжелым нарушением речи, сейчас его забрали из школы. И учитель на уроке должен успеть поработать со всеми. Для каждого ученика с ОВЗ отдельная адаптированная именно под этого ребенка программа. А еще там учатся обычные дети, которых выпустить из виду нельзя и с которыми тоже нужно заниматься». 
Инклюзивная работа здесь ведется не только на уроках, но и после них. Например, над проектом «Прогулки с фотоаппаратом по литературной Перми» вместе работали ребята с инвалидностью и без нее. Но такую работу мало проводить – надо еще и грамотно ее показать. Это пока получается далеко не всегда. На официальном сайте школы № 114 я увидела ссылку «С фотоаппаратом по литературной Перми» и решила узнать подробности. Но на странице оказалось только несколько фото, на которых были, в том числе, и два ребенка на колясках, и – ни слова о том, что в проекте участвовали ученики с инвалидностью, и какую работу они выполняли.
Не нашла я на сайте и информации об особенностях приема в школу и обучения в ней ребят с ОВЗ и инвалидностью. В разделе «Инклюзия», который почему-то помещен в рубрику «Ученикам», собраны только разнообразные отчеты об успешной работе в этом направлении – и ни одного документа, который позволил бы ученикам с особенностями и их родителям узнать о том, какие конкретно возможности предоставляет им родная школа. Возникает ощущение, что здесь не очень-то хотят афишировать это направление работы. Понять коллектив можно – спрос на инклюзивное образование сегодня велик, школа – не резиновая, а отказывать родителям – дело неблагодарное.
В этом плане пермская школа – далеко не исключение. Пытаясь раздобыть в Интернете материал о деятельности школ-победителей, я с удивлением обнаружила, что о развитии в них инклюзии практически ничего не пишут даже местные СМИ. Не склонны рекламировать свой инклюзивный статус и в средней школе № 4 города Бор Нижегородской области, занявшей первое место в номинации «Лучшая практика психолого-педагогического сопровождения инклюзивного образования». При этом школа является «муниципальным ресурсным центром для расширения доступности качественного обучения большему числу учащихся, в том числе детям с ОВЗ». Судя по заявке, отправленной на конкурс, здесь открыт класс-комплект, где обучаются дети с умственной отсталостью, в нескольких инклюзивных классах по адаптированным общеобразовательным программам учатся дети с задержкой психического развития. В специализированном компьютерном классе есть компьютер для слабовидящих, компьютерный комплект для слабослышащих, рабочее место для ученика с нарушением опорно-двигательного аппарата. Оборудованы сенсорная комната и зал лечебной физкультуры.
Полный пакет документов, касающихся организации обучения детей с ОВЗ, я нашла только на сайте самарской школы № 139, занявшей третье место в общем зачете. По словам директора школы Ирины Раткевич, здесь ориентированы на обучение детей с нарушением опорно-двигательного аппарата и расстройствами аутистического спектра. «Самое важное – что родители принимают очень активное участие в выборе программ обучения, поддерживают своих детей», – отметила она.
Важность и сложность работы в режиме инклюзии хорошо понимает и директор московской школы № 2083 Татьяна Наумкина (2 место в номинации «Лучший ресурсный центр по инклюзивному образованию»). В интервью «Московскому комсомольцу» она особо подчеркнула: «Победа школы на конкурсе стала возможна благодаря слаженному совместному труду всех педагогов и сотрудников школы, занятых в процессе инклюзивного обучения». И тут же напомнила принципы инклюзивного образования:
– ценность человека не зависит от его способностей и достижений;
– каждый человек способен чувствовать и думать;
– каждый человек имеет право на общение и на то, чтобы быть услышанным;
– все люди нуждаются друг в друге;
– подлинное образование может осуществляться только в контексте реальных взаимоотношений;
– все люди нуждаются в поддержке и дружбе ровесников;
– разнообразие усиливает все стороны жизни человека.
Лучшим инклюзивным детским садом стал детский сад №5 комбинированного вида Невского района Санкт-Петербурга. Здесь развивают семейно-центрированную модель совместного пребывания детей с ОВЗ и здоровых ребят. Созданы группы оздоровительной направленности для часто болеющих детей, группы компенсирующей направленности для детей с нарушением опорно-двигательного аппарата и для детей со сложными дефектами, группы кратковременного пребывания, группы выходного дня, группы раннего развития.
В детском саду работает особое подразделение – Центр сопровождения ребенка с ОВЗ и его семьи. Его главная цель – обеспечение единства и преемственности семейного и общественного воспитания, осуществление социально-психолого-педагогического сопровождения семей, воспитывающих ребенка с ОВЗ, подбор адекватных способов взаимодействия с ребенком, его воспитания, развития, коррекции отклонений в развитии». Положение о работе Центра вывешено на сайте детского сада.
Там же подробно, с фотографиями, рассказано о созданной в здании доступной среде. Здесь есть не только пандусы, специально оборудованный туалет и откидная аппарель, ведущая на 2 этаж, но и отлично оснащенный зал лечебной физкультуры, бассейн и комната для занятий по системе Монтессори.
Много полезной информации о работе с учениками, имеющими ограничения по здоровью, есть на сайтах Каргапольской специальной (коррекционной) школы-интерната Курганской области, которая победила в номинации «Лучший ресурсный центр по инклюзивному образованию», и Образовательного центра «Созвездие» из города Красногорск Московской области, занявшего третье место в этой номинации. Но оба эти учреждения специализируются на работе с детьми-инвалидами.

Постепенно инклюзия охватывает все новые и новые учебные заведения. А ее первопроходцы задумываются о будущем. «Сегодня для нас остается проблемой дальнейшая судьба наших учеников с ограниченными физическими возможностями, – говорит директор пермской школы № 114 Валентина Федотова.– Часть из них идет в средние специальные учебные заведения, есть такие, которые хотели бы учиться в университетах, а там далеко не везде есть доступная среда для колясочников и других ребят с поражением опорно-двигательного аппарата. Как и где они будут сдавать ЕГЭ? Какое будущее ждет, например, восьмиклассницу Алису Спешилову и девятиклассницу Варвару Бронскую, которые мечтают получить высшее образование?»
Будем надеяться, что к моменту, когда девушки покинут школу, волна инклюзии докатится и до вузов.

Мария ВОДНИК

27 августа 2017