ГОСУДАРСТВО! НЕ БЕЙ ЛЕЖАЧЕГО…


В ближайшие годы России предстоит интегрироваться в мировое цивилизованное сообщество в области защиты прав инвалидов. Пока одни думают о том, где изыскать средства на реализацию этого процесса, российские железнодорожники по собственной инициативе продвигаются в этом направлении. В прошлом номере мы сообщали о том, что компания «Российские железные дороги» и Всероссийское общество инвалидов будут вместе работать над тем, чтобы стальные магистрали стали доступнее для людей с инвалидностью. Соответствующее Соглашение было подписано в рамках Международного бизнес-форума «Стратегическое партнерство 1520» в Сочи. ВОИ и РЖД намерены вместе проводить аудит доступности вокзалов и качества обслуживания пассажиров, изучать и внедрять передовой опыт зарубежных стран, оценивать построенные и модернизированные объекты на предмет их доступности. Для координации совместной работы создана рабочая группа. Мы попросили депутата Государственной Думы, председателя ВОИ А. В. Ломакина-Румянцева прокомментировать подписанное соглашение.


У  семи  нянек…

В России проживает более 13 миллионов инвалидов, почти 10 процентов всего населения. Согласитесь, немало. Понятно, что люди эти очень разные. И по заболеванию, и по степени поражения тем или иным недугом,  и по уровню физической и психологической адаптации. И вполне понятно, что у них разные проблемы. Ведь нельзя же сравнивать, к примеру, инвалида с детства с инвалидом общего заболевания или опорника с незрячим.
Ну, что я всё вокруг да около! Давайте будем откровенны.
Вот уже много лет в нашем Отечестве проблемы инвалидов пытаются решать сразу несколько различных ведомств. Это Пенсионный Фонд, с недавнего времени – Министерство труда и социальной защиты, Фонд социального страхования и незабвенные комиссии МСЭ, руководит которыми Федеральное медико-биологическое агентство. Плюс управления социальной защиты населения, центры занятости. Добавьте  к этому множество общественных объединений, благотворительных фондов и получится прямо идиллия. Вот сколько всех – живи и радуйся!
Но давайте познакомимся чуть поближе с некоторыми из этих социальных институтов государства, которые, по логике вещей, обязаны быть компетентны в проблемах людей с инвалидностью и ни в коем случае не должны бросать инвалида на произвол судьбы. Не будем ходить по кабинетам и брать интервью у чиновников в надежде получить правдивую информацию об их работе. Всё ограничится лишь статистическими цифрами, практически ничего не говорящими простому обывателю. Гораздо эффективнее «взять интервью» у тех, кто вынужден непосредственно обращаться за помощью, а зачастую и зависеть от этих инстанций.
Инвалиду с детства 1-й группы (ДЦП) пришло время заменить коляску с электроприводом на новую. Реабилитолог МСЭ сделал запись в соответствующую графу ИПР: «коляска с электроприводом». Но не указал модификацию коляски, которая должна соответствовать степени поражения тем или иным недугом или хотя бы отвечать прежней. Как выяснилось, он просто не знал о таких «тонкостях»… В региональном Фонде социального страхования, куда была направлена копия ИПР, трудятся чиновники, которые, естественно, не являются специалистами в области реабилитации, и им «без разницы», какую коляску заказывать. Для отчёта сгодится любая. И в результате человеку доставили коляску, которая была предназначена для больного с травмой шейного отдела позвоночника. Для человека с ДЦП она оказалось не совсем комфортна. Обменять её на другую – целая проблема. Отчеты уже ушли «на верх». Инвалид не захотел лишней нервотрёпки. Решил — чем связываться с чиновниками (ведь сам же виноват – вовремя не предупредил реабилитолога!), лучше попросить сварщика дядю Васю срезать все лишние конструкции с коляски.  «Модификация» получилась  на славу!..
Ещё примеры. Инвалид 1-й группы купил себе пару костылей за наличный расчет. Представил документы в ФСС для компенсации затрат. Но вместо денег чиновники вот уже полгода упорно предлагают ему… вторую пару костылей. При этом всячески убеждают, что без этой пары ему просто не обойтись! А другого инвалида-опорника (хотите верьте, хотите нет) пригласили в отделение ФСС, чтобы вручить ему… белую трость. И как ни пытался горемыка объяснить специалистам сего ведомства, что с такой тростью он при всём желании далеко не уйдёт, те так его и не поняли. Наверное, не дано…
Но бывает и не до смеха… Одинокая женщина с врожденной патологией конечностей передвигается на протезах. Срок службы таких изделий ограничен, и периодически их необходимо менять. Позаботиться об этом, естественно, должен сам инвалид, а не чиновничьи структуры ФСС или протезно-ортопедическое предприятие. Между этими, по сути, социальными институтами государства, строго договорные отношения, доходящие до… абсурда.  Если по каким-либо причинам (известным только посвященным) договор (контракт) подписан только на финансирование протезирования  верхних конечностей, либо только какой-то части нижней (голени или бедра), то остальные пусть подождут  полгода, а то и год… И при этом ни одна из сторон не будет обеспокоена тем, а как же инвалид будет ходить без протезов ног в течение этого времени?! Пусть хоть на голове. За это уже никто не отвечает в нашем «социальном» государстве.
Центры занятости населения так же работают с инвалидами. В условиях жесткой конкуренции на рынке труда, официальной и скрытой безработицы, инвалиду с 3-й группой в ЦЗН  предложат вакансию дворника, гардеробщика или вахтера с зарплатой ниже МРОТ, невзирая на его образование или квалификацию. Очень многим приходиться отказываться от этих должностей и слыть… лентяями. Людям же с 1-й или 2-й группой инвалидности в этой инстанции просто нечего делать.
Можно сколько угодно долго приводить многочисленные примеры равнодушного и даже беспардонного отношения к инвалидам со стороны социальных структур государства. Некоторые могут сказать, что виноват здесь человеческий фактор. В какой-то степени, да. Но всё же главной причиной, на мой взгляд, является несовершенство самой социальной системы, где происходит «распыление» финансовых и материальных ресурсов, выделяемых для нужд инвалидов. Ведь согласитесь, чтобы эффективно решать многочисленные проблемы 13 миллионов инвалидов, реабилитировать и интегрировать их в общество, чтобы создать для них, по сути, заново всю инфраструктуру в огромном государстве  необходима совершенно иная модель социальной защиты, во главе которой должен быть единый государственный орган, такой как  министерство по делам инвалидов.
Именно под его юрисдикцией должны функционировать реабилитационные центры, специализированные санатории, учебные заведения для инвалидов, протезно-ортопедические предприятия, дома-интернаты. Именно оно должно аккумулировать и рационально использовать все финансовые и материальные ресурсы, предназначенные для оказания целого спектра услуг людям с ограниченными физическими возможностями. Именно это министерство должно построить схему социальной защиты своих подопечных так, чтобы каждый инвалид (а опорник или колясочник обязательно) находился под патронажем компетентных специалистов. Думаю, со мной согласятся многие.
Россия ратифицировала Конвенцию ООН о правах инвалидов. Предстоит  огромная работа по претворению всех её постулатов в жизнь. А это значит, что сейчас как никогда крайне необходима государственная структура, которая  бы самым прямым образом контактировала с многомиллионной армией инвалидов, с их общественными объединениями. Ведь при составлении национальных планов и программ реализации Конвенции без мнения и предложений тех, ради которых они будут написаны, просто не обойтись. Кроме того, наши «национальные особенности» требуют строгого контроля и в процессе исполнения тех или иных замыслов. И такой структурой может стать  опять-таки  министерство по делам инвалидов. 
Как видите, основания для создания государственного органа, способного внедрить новые социальные механизмы, имеются. Необходима только политическая воля властей предержащих. Ведь одного подписанного Федерального закона «О ратификации Конвенции ООН о правах инвалидов»  явно недостаточно, если Россия в самом  деле обязуется защищать права и достоинство людей с инвалидностью.  И не «семью няньками». Не так ли?

       Компенсация   совести 

О том, что жизнь инвалида с детства далеко не завидна, знают многие. С тем, что во многом им должно помогать государство, согласятся все. Но вместо помощи наше государство порой ставит этим людям подножку. О чем это я?
Многие родители, на чью долю выпала участь растить детей-инвалидов,  на протяжении многих  лет откладывали денежные средства на их счет. Урывали каждую копеечку и несли в сберкассу – так тогда Сбербанк назывался. Таким образом они хотели обеспечить будущее своих больных детей, которое виделось далеко не безоблачным. Ведь такие диагнозы как ДЦП, полиомиелит и многие другие, доставшиеся при рождении или в раннем детстве, навсегда остаются с человеком.
Но по известным причинам с 1991 года накопленные суммы вкладов стали стремительно таять и превратились в смехотворные цифры. А в результате тысячи инвалидов с детства в одночасье были лишены уверенности в завтрашнем дне. Согласитесь, но то  пенсионное и льготное обеспечение со стороны государства, которое предлагается в течение 20-ти последних лет, не решит хотя бы часть их проблем.
Я лично занималась этой проблемой. На все свои обращения к властям (минфин, правительство, президент) не получила ни одного положительного ответа. Лишь сухие казенные строчки со ссылкой на состояние экономики.
Не раз обращалась к юристам и адвокатам. Но, увы, безрезультатно. В один голос правоведы России доказывали избитую истину – судиться с государством бесполезно.
Я не знаю другую такую страну мира, где бы так бессовестно, безжалостно, наконец, безнаказанно политическая правящая элита грабила (другого слова не подберу) убогих. И при этом каждый православный праздник стояла в Храме Христа Спасителя со свечами в руках. Куда мчишься, святая Русь?!
Правозащитная система в нашем государстве несовершенна, в чем инвалиды не раз убеждались лично. А значит остается  извечный вопрос: «Что делать?».
На мой взгляд, общественные организации инвалидов должны проявить настойчивость для решения проблемы. Возможно, провести мониторинг по этому вопросу. Через СМИ донести до широкой общественности актуальность темы.
Как говорится, пока живу, надеюсь…
         
Светлана ЦАРЕГРАДСКАЯ,
председатель Донецкой городской организации ВОИ
Ростовская область