ВОЙНА И МИР ЛЕЙТЕНАНТА ГОЛОВИНА

Борису Дмитриевичу Головину в июле 2015-го исполнится 92 года, однако ясности его ума могут позавидовать даже юные. Восемь лет назад ветеран начал писать стихи. Да какие – заслушаешься! Жива душа у человека, тонко чувствует он нерв современной России, с болью говорит о событиях на Украине, которую когда-то освобождал.
 А.Б.Толстов и Б.Д.Головин
А.Б.Толстов и Б.Д.Головин

«Старорусская мясорубка»


Борис Дмитриевич – дальневосточник, в 41-м был призван из Благовещенска, не успев доучиться в техникуме. Закрутилась беспощадная карусель войны: трехмесячные курсы радистов в Хабаровске, теплушка эшелона....
– Куда едем, нам не говорили. Кто-то сказал: «Валдай», а нам послышалось – Алтай. Неужели, думаем, немец до Алтая добрался? Но оказались на Северо-Западном фронте, возле деревни Здринога – по радио передавали, что тут ведутся бои местного значения. Но я вам скажу – была настоящая война.
Долгое время про бои под Старой Руссой было не принято говорить. Это понятно – фашистов из древнего города не могли выбить до февраля 44-го, хотя не раз пытались это сделать. Как вспоминает Борис Дмитриевич, в ходе неудачных наступательных операций было очень много погибших – на 15 похоронок один выживший, воевать приходилось в нечеловеческих условиях, в ледяной воде болот, собственным телом прикрывая рацию от осколков и пуль. От деревни Здриноги остались одни печные трубы, а в самой Старой Руссе – по другую сторону легендарного озера Ильмень – на момент взятия не было ни одного жителя.
Героизм населения и воинов, которые оттягивали части Вермахта от блокадного Ленинграда, оценили в апреле 2015-го, когда указом Владимира Путина Старой Руссе было присвоено почетное звание «Город воинской славы». А вот боевую выучку 20-летнего ефрейтора Головина командование признало гораздо раньше – в 43-м его перевели на Юго-Западный фронт, где части Красной Армии освобождали Харьков и всю Украину.

На Запад

К сожалению, не обошлось без ранений – Днепр был форсирован, и части 188-й стрелковой дивизии уже занимали высоты, когда ефрейтору Головину поступил приказ прибыть в штаб полка. На этом пути его и подстерег немецкий снайпер, пуля которого прошила правую ногу, чудом не задев колено. Пролежав полтора месяца в госпитале, он вернулся в строй, приняв участие в освобождении Румынии и Молдавии, Венгрии и Австрии. Цепкая память его сохранила не только взятие Будапешта и Вены, победное ликование 9 мая и ночной салют из всех орудий, но и первую встречу с американцами.
– Под Полтавой у американцев была точка посадки, аэродром. Помню, как его разбомбили фашисты, – такой «фейерверк» был. А американцы попрыгали в свои джипы и уехали. Что интересно: нам на базар не разрешали ходить, а они там торговали женскими колготками и жвачкой. Кому война, а кому бизнес.

После боев

Офицерское звание младшего лейтенанта Борис Дмитриевич получил уже после Великой Отечественной. Долгие годы после он работал вместе со всей страной, поднимая промышленность и хозяйство. В Тюмень попал, что называется, по разнарядке, трудился на пароходе помощником механика, специалистом на судоремонтном заводе, где даже был секретарем парторганизации. Свою толику признания получил геройский ветеран и на мирной ниве – в виде медалей «За освоение недр Западной Сибири» и «Ветеран Труда» – это вдобавок к многочисленным боевым орденам.
Новый бой Бориса Дмитриевича Головина начался в 1989 году, когда он возглавил организацию ВОИ Центрального района Тюмени, став его первым председателем. И опять ветерану доверили самое сложное – начинать что-то новое, но жизненно необходимое, о чем в Советском Союзе до того старались не думать. Борис Дмитриевич сам является инвалидом второй группы и при всей его энергичности и трудоспособности о проблемах людей с ограниченными возможностями здоровья знает не понаслышке.
– Советская власть меня знала, потому и выдвинули на эту должность. В «Строителе» проходило собрание, на котором секретарь Центрального райкома предложил мою кандидатуру – все поддержали.

На пользу обществу

Конечно, сначала было непросто, но, по словам Бориса Дмитриевича, заниматься проблемами инвалидов ему нравилось. После рабочей смены спешил он в собес, где заступал на вторую, «социальную», вахту – и тут наверняка помогала ему фронтовая выдержка, боевой натиск и солдатская смекалка. Так, чтобы придать членству в обществе инвалидов весомость, решил председатель обеспечивать граждан билетами. Наладили производство и действительно – процесс пошел.
– Хорошо, что у людей была надежда: раз такую организацию создали, значит, на инвалидов, наконец, обратят внимание. И ведь никто ничего особо не требовал. Все-таки большая у нашего народа терпеливость…
Руководить новой структурой лейтенанту Головину выпало в самое тяжелое время – безденежье и перестроечная неразбериха, когда никому ни до кого не было дела. Но удалось Борису Дмитриевичу заложить самые главные основы – милосердие и чуткое отношение к каждому постучавшему в дверь Общества.
Через три года ветеран покинул свой пост, но не перестал интересоваться жизнью тюменских инвалидов, помогая организации советами  и знаниями.
Фронтовая привычка без остатка отдавать самого себя, делиться последним и не бросать своих, видимо, неискоренима.  Потому и стал он Почетным членом ВОИ, потому и не забывают дорогу в его дом нынешние руководители Общества, с благодарностью принимая отеческие наставления ветерана.
– Борис Дмитриевич – единственный фронтовик, который был у истоков нашей организации и жив до сих пор, – говорит почетный председатель ТОО ВОИ Андрей Борисович Толстов. – К сожалению, ушли почти все, а ведь среди первых руководителей больше половины были ветеранами – только у них был такой бесценный опыт. Вот и первый председатель Тюменской областной организации ВОИ Аркадий Григорьевич Романов тоже прошел Великую Отечественную. С тех пор организация ветеранов и общество инвалидов работают в одной упряжке, старясь выполнить главную задачу – сохранить, не потерять людей. Борису Дмитриевичу все мы очень благодарны. Сложно переоценить то, что он сделал для Общества.
Рассказы, рассказы, бесконечные разговоры – кажется, ветеран может несколько дней кряду вспоминать свою непростую и такую богатую на события жизнь. И ни на кого он не жалуется, ни от кого не устает, как многие молодые. Но приходится прощаться. Напоследок – фронтовые 100 грамм, обещание новых стихов, благодарственное письмо от Общества инвалидов и крепкое рукопожатие.
Наша жизнь – это бег
По ступенькам судьбы.
И куда приведет?
Неужели в тупик?
Не хотелось бы мне
Напоследок тупеть.
Жизнь прожита уже,
Но еще не конец…

Алексей КУЗНЕЦОВ
г. Тюмень
27 мая 2015