ПАМЯТИ КОРЧАГИНЦА

Когда утром 23 февраля по социальным сетям разнеслась весть о кончине Надежды Капковой, реакция была мгновенной. Десятки, а может, и сотни людей выражали сочувствие, рассказывали о своих встречах с ней, публиковали фотографии – и вспоминали, вспоминали, вспоминали… О Наде, Надюше, Надежде, Надежде Васильевне…


Каждый, кто хоть раз сталкивался с этой маленькой женщиной на коляске с широко распахнутыми глазами и безмятежной улыбкой ребенка, воспринял это известие как личную утрату.
А общались с ней многие. Долгие годы она была своей среди московских инвалидов, появляясь практически на всех мало-мальски крупных праздниках и мероприятиях. Хотя жила отнюдь не в столице и даже не в ближнем Подмосковье, а в городе Гагарине – райцентре Смоленской области, откуда нет даже прямой электрички до Москвы. Да и не под силу ей было ездить на электричках. Порой вздыхала: «Если бы я могла крутить колеса…». Но у Надежды было много друзей и помощников, готовых по первому зову встретить, довезти, приютить… А главное – было неудержимое стремление постоянно раздвигать рамки, в которые загоняла ее судьба.
Надежда Капкова родилась 14 июня 1963 года. Вскоре девочке поставили страшный диагноз – несовершенный остеогенез. Встать на собственные ноги она не смогла никогда. Коляска появилась только в старших классах. До этого передвигалась ползком…
Девять классов Надежда окончила в Трубчевском детском доме-интернате для инвалидов в Брянской области. «Я искренне благодарна родителям за то, что они решились определить меня туда, – подчеркивала она. – Всегда говорю: если бы не интернат, я бы выросла чудовищем – капризным, требовательным, злым...». Потом были еще два года учебы в Дмитровском интернате, где она получила среднее образование. А после насыщенной школьной жизни – возвращение в родной Гагарин, в четыре стены родительской квартиры.
Но Надя Капкова уже почувствовала вкус настоящей жизни и готова была за нее сражаться. «С первого дня выпуска из Дмитрова я искала способы самореализации, – вспоминала она. – Одна из моих подруг оказалась в заочном клубе по переписке «Корчагинец» – было в СССР такое движение инвалидов. Она пригласила и меня. Я довольно быстро втянулась, и меня попросили стать руководителем местного отделения. В «Корчагинце» постоянно шел обмен информацией, издавались машинописные сборники. Я начала искать печатную машинку...».
Поиски привели девушку в местный Дом культуры, где был кружок машинописи. Она подружилась с его руководителем Владимиром Александровичем Прокопенко. «Он стал моим Учителем по жизни, – призналась Надежда. – Умудрился официально взять меня на работу с 1-й группой инвалидности, научил многим премудростям профессии работника культуры и главное – ЖИЗНИ!». А вскоре, в апреле 1988 года, при ДК возник клуб «Корчагинец», а Надежда Капкова стала его руководителем. В этой должности она проработала до последнего дня.
Как только в России начало зарождаться инвалидное движение, Надежда влилась в его ряды. Была председателем первичной организации ВОИ в родном Гагарине, активно участвовала в слетах и фестивалях, которые проводили другие объединения инвалидов. И всегда стремилась помогать другим. Уже в зрелом возрасте получила высшее психологическое образование и стала регулярно проводить тренинги и семинары на темы взаимоотношения инвалидов и окружающего мира. Рассказывала людям о том, как можно быть инвалидом внешне и не быть им внутри себя. А еще вела «уроки доброты» в гагаринских школах…
Я брала интервью у Надежды в начале 2015 года. Мы договорились делать его по скайпу: я – в Москве, Надежда – в Гагарине. Неожиданно работа вылилась в уникальное сотворчество журналиста и героя. Как обычно, я приготовила диктофон – записывать беседу. Но она решительно настояла на том, чтобы мы переписывались в чате: «Зачем тебе лишняя морока с расшифровкой?». В итоге Надины ответы даже не нужно было править – оказалось, что она великолепно владела не только устной, но и письменной речью.
А в ноябре того же года Надежду Капкову сразил инфаркт. Но она выкарабкалась и через несколько месяцев вернулась к активной работе. Смерть настигла ее после плановой операции. Остановилось сердце…
Закончить рассказ мне хочется стихотворением Надежды, в котором сохранилась маленькая частица ее большой души:
Я сегодня богата
На высокие чувства
На красивые жесты
И светлые взгляды.
Это завтра исчезнет –
И в душе станет пусто,
В темноте замерцает
У иконы лампада…
Я забуду про «завтра»
и про цену «сегодня».
Этот день проживу я,
Ослеплённая светом!
Растеряю богатство,
Но надолго запомню,
Как запела душа,
Пониманьем согрета.

Екатерина ЗОТОВА

29 марта 2017