НЕБО, ДЕВУШКА, ПАРАШЮТ

Почему люди прыгают с парашютом? С детства небо манило. Жизнь слишком скучна, надо разнообразить её, добавить экстрима. Друзья прыгали, не хочется отбиваться от коллектива.Неплохие варианты ответа.  Но так отвечают те, кто никогда не прыгал. Они не понимают, что стоит за одним простым словом – прыжок. И не поймут, пока не прыгнут. Даже если прочтут все отзывы, мнения и рецензии во всём интернете. Потому что это невозможно описать. Не подобрать слов для того  единственного шага, который отделит твою жизнь от земли. Шага, с которого начнётся новая жизнь. Где с тобой всегда будет небо. Сделаешь этот шаг — сможешь сделать любой.

Юлия Комина: «Прыгать можно и обязательно нужно!»
                                                                             Юлия Комина: «Прыгать можно и обязательно нужно!»

Я ужасно боюсь высоты, скорости и неизвестности. Но это какое-то своеобразное чувство страха. Оно больше привлекает, чем отталкивает. Именно поэтому я стараюсь не упускать возможности получить очередную порцию адреналина. Всегда безумно любила лететь по волнам на гидроцикле, по асфальту на мотоцикле, по небу на параплане.
Все те ощущения и тот адреналин я помню очень хорошо, но чего-то не хватало... А не хватало прыжка с парашютом. И я решила прыгнуть в тандеме с высоты 4000 метров, время свободного падения 55 секунд. Если мысль закралась, её ничем не выбить, проще осуществить желаемое. К реализации задуманного подошла серьёзно, впрочем, как обычно. Расспросила знакомых, просмотрела информацию в интернете. Наткнулась на сайт  аэроклуба «Аэроград Коломна».
Позвонила в клуб, объяснила, что очень хочу прыгнуть с парашютом в тандеме, обозначила, что передвигаюсь в инвалидной коляске, потому как в 1999 году случился перелом позвоночника, но уже летала на параплане. В этом клубе уже прыгали колясочники, моё желание восприняли адекватно. Врач пояснил, что при раскрытии парашюта основной удар приходится на позвоночник, но поскольку я собираюсь прыгать в тандеме, то основной удар придётся на позвоночник инструктора, да и травма у меня давнишняя. Заключение: прыгать можно! Ну, если можно, значит, обязательно нужно!
Собрались с мужем, поехали. К слову, мой замечательный муж поддерживает все мои «адреналиновые» увлечения.
Приехали. Территория клуба огромная и привлекательная: все приветливые и внимательные, всё чисто и аккуратно. Настоящая территория свободы!

дипломЗаполнила заявление, поставила миллион подписей, что в случае чего сама во всём виновата. Оплатили прыжок, фото, видео. Пришёл мой оператор Ильдар, проинструктировал, как правильно улыбаться во время прыжка, чтобы щёки не были как у шарпея, их от ветра прикольно раздувает; как держать подбородок относительно камеры, чтобы на видео было лицо, а не затылок. Добавил, что если очки сползут, то их нужно будет поправить. Попросил эмоций: жесты, мимика, крики. Кричать, говорю, буду точно, потому что жутко боюсь высоты и когда летала на параплане, орала как сумасшедшая. Кричать обещала цензурно. Ильдар разрешил и нецензурно – всё равно никто не услышит. В результате сошлись на цензуре, потому как видео будет смотреть девятилетняя дочка. Пошли одеваться. Сначала хотели надеть на меня костюм (куртка, брюки) 44-46, а у меня если что 40. В результате надели детский, который подошёл мне идеально и в длину, и в ширину, и по цвету к маникюру. Костюм надевается сверху своей одежды, поэтому, наверное, лучше приезжать в чём-нибудь облегающем. Пришёл мой очень крутой и обаятельный инструктор Александр. Дозатянул ремни, проинструктировал как и в какие моменты прыжка держать руки и голову, ноги взял на себя.
Идём на «взлётно-посадочную». Разговариваю с дочкой по facetime. Она сказала, что я сбрендила. Что-то в этом есть. Л-410 приветственно зашумел, коляска остаётся на земле, а меня занесли на руках в самолёт. Подъём примерно 15 минут. По дороге вверх разговаривали «за жизнь парашютистов». Были случаи, когда люди, уже будучи в самолёте, отказывались прыгать. Обсудили, что ехать в инвалидной коляске по шоссе гораздо опаснее, чем прыгать с парашютом. Где-то на высоте 2500 м Александр посадил меня к себе на колени, пристегнул крепления, чтобы я от него никуда не улетела, проверил на прочность.
Первая пятёрка пошла прыгать на 3000 м. Наблюдать за ними было и интересно, и страшно одновременно.
Итак 4000 м, парашютисты поочереди выходят, мы последние. Александр добавил впечатлений, когда мы выходили из самолёта. Мне казалось, что это длилось очень долго. Он-то ещё здесь, а я, висящая на нём, уже почти вся там! Прыгаем! Точнее, выходим. В никуда. Мозг, кажется, вырубило. Какая там улыбка, давайте уже приземлимся и пусть весь этот кошмар закончится и больше никогда в жизни не повторится! Уши заложило до боли, ничего не соображаю, состояние близкое к панике. Я даже не кричала, это был ужас... И вдруг как будто всё остановилось – раскрылся парашют.
И тут мозг включился. Я наконец увидела землю. Александр тихо и спокойно напомнил, что надо продуть уши. Дал «порулить», было супер! Немного покружились над аэродромом. Приземлялись просто шикарно, очень мягко и совсем неощутимо с точки зрения каких-либо неудобств. Уже на земле начались эмоции. Объясняю инструктору, что когда я сижу в коляске и на земле, то всё знаю и понимаю, но когда я была таааам... Ильдар показал видео прыжка, меня похвалили, я забрала «Диплом настоящего парашютиста» и сказала, что больше прыгать никогда не буду!
Через час, по дороге домой, я передумала. И поняла, что было все нереально круто! Небо, я люблю тебя!
Теперь я точно знаю – круче парашюта только парашют. Спасибо другу, он вернул меня к жизни, напомнив про швеллеры. Да, наверное, всё-таки круче парашюта только швеллеры. Но если парашют – дело добровольное, то швеллеры опасные. И их нам навязывают различные чины. А я ещё молодая, я жить хочу!

Юлия Комина
Москва