ЗА ДЕРЖАВУ ОБИДНО!

Продолжаем печатать публицистические материалы Светланы Цареградской (начало в № 6). И приглашаем читателей поучаствовать в дискуссии. А что вы думаете по поводу злободневных проблем, которые поднимает автор? Согласны? Не согласны? Пишите, самые острые мнения обязательно будут опубликованы.

А я поеду на деревню к деду

Где отдохнуть летом? У обычного россиянина выбор сегодня большой, были бы деньги. Но, увы, радости солнечного сезона доступны в нашей стране исключительно тем, у кого нет ни физических, ни психических проблем (финансовые пока оставим в покое). А что делать тем, у кого нарушены опорно-двигательный аппарат, координация движений, речь? Тем, кто может передвигаться только с помощью костылей или инвалидных колясок? Где им получить солнечный загар и все остальное? Ждать путевку в санаторий? Но, во-первых, ФСС радует своих подопечных долгожданным отдыхом в основном в осенне-зимнем сезоне, во-вторых, очень многие в силу разных причин и обстоятельств (тема отдельного разговора) отказываются от соцпакета.

Ехать на ближайшую турбазу с заманчивым названием типа «Эдем» или «Эльдорадо»? Но там опорник или колясочник получит скорее не «райское наслаждение», а массу физических и моральных испытаний. Хозяева таких оазисов отнюдь не спешат создавать нормальные условия для особых туристов – им это не нужно. А основной контингент отдыхающих будет смотреть на инвалида в лучшем случае с жалостью или состраданием. А скорее всего — с недоумением и плохо скрытым раздражением. Какой уж тут отдых!

Нет в нашей стране инфраструктуры для инвалидов, которая включала бы в себя помимо всего прочего места массового летнего отдыха.

Меня могут упрекнуть: «Опять изолировать от общества! А как же интеграция?». Увы, вековая политика нашего государства подобна маятнику – из одной крайности в другую. Да, нельзя инвалидов изолировать от общества. С этим согласны многие. Но глупо и даже беспардонно «запихивать» их туда, не спросив, — а все ли они хотят в общество, которое пока еще страшно далеко от лояльного восприятия физически неполноценного человека? Да и среда обитания так запущена, что даже в санаториях опорники не чувствуют себя комфортно.

У каждого человека, в том числе и инвалида, должно быть право выбора. В этом и заключается свобода личности и равные возможности. Опорник или спинальник в зависимости от степени своей физической и психологической адаптации (а она, поверьте, у всех очень разная) должен сам решать, где и как ему лучше существовать, в том числе и отдыхать. А для реализации такого права необходимы условия, которые государство должно создать.

Представьте себе, что на берегах Дона, Волги, Черного моря, в предгорьях Северного Кавказа или, скажем, в лесах средней полосы России были бы построены пусть не многочисленные, но специализированные, оборудованные по всем правилам кемпинги и турбазы для людей с ограниченными возможностями. Думаю, тысячи инвалидов с огромным удовольствием отправились бы отдыхать в комфортных для себя условиях на лоне природы! Они получили бы возможность общаться, делиться житейским опытом, знакомиться, находить новых друзей, создавать семьи естественным путем, а не через объявления в газетах и Интернете. И при этом не ощущать себя «белой вороной». Поверьте, всего этого многим из нас так не хватает!

Вспоминаю свое посещение Крыма. Город Саки, санаторий им. Бурденко, под крышей которого более четырех сотен инвалидов – счастливчиков с путевками. А рядом на побережье в сторону Евпатории — палаточный городок «дикарей» на колясках со всего СНГ. Преодолевая тысячи километров, люди съезжались на «свой» берег. Здесь было общение на равных, полное взаимопонимание, особый микроклимат и очень многое другое, что так необходимо человеку в коляске или на костылях.

А в этом купальном сезоне у наших инвалидов опять будет только одна возможность отдохнуть — поехать, как поется в некогда популярной песенке, на деревню к деду. И это еще совсем не худший вариант.

Я БЫ В ТЕХНИКУМ ПОШЕЛ…

Каждый год, когда приходит время вступительных экзаменов в учебные заведения, я с грустью смотрю на молодых людей, имеющих тяжелую форму инвалидности. У них практически нет выбора профессий согласно их способностям, возможностям и даже талантам. Лишь единицы могут получить желаемое образование. Остальные либо вообще от него отказываются (что в последнее время становится массовым явлением), либо просто убивают время, получая ненужную специальность. Почему так утверждаю? Давайте обсудим вместе.

Сколько бы нам ни твердили о равных возможностях, все равно есть и будут существовать целый ряд проблем, которые не дают человеку, имеющему существенные проблемы со здоровьем, самостоятельно, наравне со своими благополучными сверстниками овладевать премудростями тех специальностей, которые соответствуют их наклонностям. Даже если во всех университетах построить пандусы и лифты, то все равно для многих инвалидов эти вузы останутся розовой мечтой. Ведь они живут за сотни, а то и тысячи верст от больших городов, и устроить свою жизнь на время учебы, например в Ростове-на-Дону, Краснодаре или Москве, просто не могут.

Человеку на костылях или в коляске, приехав в чужой город, необходимо снять жилплощадь, наладить быт, да много чего еще нужно. Не всем это под силу – и материально, и морально.

Мне могут сказать, что сегодня есть альтернатива – дистанционное обучение. Но, во-первых, пока оно доступно далеко не всем желающим и охватывает отнюдь не все специальности. А, во-вторых, это «ноу-хау» никогда не сможет заменить полноценного образования в стенах учебного заведения. Ведь живое слово преподавателя намного сильнее текста на мониторе. Я уж не говорю о самом образовательном процессе, соперничестве, тесном общении в студенческой среде.

Выход есть и существует давно, только очень плохо используется, а часто и игнорируется. Это учебные заведения интернатного типа. Именно в их стенах созданы все условия для инвалидов: проживание в комфортабельном общежитии практически рядом с учебными корпусами или под одной крышей, полноценное питание, медицинское обслуживание, благоприятный психологический микроклимат среди учащихся. Человек с любой группой инвалидности, приехав учиться в такое заведение, пусть даже за тысячи километров от дома, не ощутит ни малейшего дискомфорта.

Так почему инвалиды не желают никуда ехать? Чтобы ответить на этот вопрос, вспомню 1981 год, когда я поступила в Калачёвский техникум-интернат.

На подготовительные курсы, которые, кстати, были неплохо организованы, приехали более 120 абитуриентов почти со всего Советского Союза. Но, как выяснилось в процессе общения, лишь десятая часть из них оказалась хоть в какой-то мере заинтересована в специальности «бухгалтер сельскохозяйственного производства». Остальные были страшно далеки от села и знали о колхозах и совхозах в лучшем случае из кино. Даже те, кто прибыл на учебу из сельской местности, вовсе не мечтали вернуться туда обратно. Поступали в техникум в лучшем случае, чтобы иметь хоть какие-то «корочки», авось пригодятся. В худшем – убить время или, что, в общем, неплохо, просто найти вторую половину.

А причина банальна – Калачёвский техникум-интернат, как и многие другие учебные заведения министерства социального обеспечения СССР, создавался в послевоенное время. В тот период истории инвалиды, получающие специальности «счетовод», «портной», «сапожник», были действительно востребованы.

Но время шло. И в условиях рынка специальности, предлагаемые социальными техникумами, оказались абсолютно неконкурентоспособными. Да, некоторые учебные заведения перестроились, но до идеала еще очень далеко. Это, пожалуй, и является основной причиной того, что сегодня молодые люди с инвалидностью отказываются получать образование в техникумах и училищах-интернатах.

А ведь материально-техническая база почти всех социальных учебных заведений РФ вполне позволяла оперативно осуществить переориентацию на обучение инвалидов престижным и востребованным специальностям, таким как программист, юрист, нотариус, редактор, реставратор, ювелир, дизайнер и т.п. Часть техникумов-интернатов можно и нужно было преобразовать в вузы, что позволило бы поднять уровень образования. Увы, в большинстве техникумов инвалидов продолжают учить по-старинке. А в результате тысячи опорников и колясочников оказались просто выброшены за борт.

Всероссийское общество инвалидов просто обязано обратить серьезное внимание на эту проблему. Необходимо провести мониторинг среди молодых инвалидов, выявить те специальности, которым они отдают набольшее предпочтение, провести анализ рынка труда. Затем обратиться в компетентные государственные структуры с просьбой — а лучше с требованием — о проведении кардинальных реформ в сфере образования инвалидов. Перепрофилировать училища и техникумы-интернаты в соответствии с ситуацией на рынке труда, увеличить их количество, создать хотя бы 2—3 вуза-интерната, организовать в СМИ, в частности в газетах «Надежда» и «Русский инвалид», широкую рекламу учебных заведений (чего, кстати, сейчас не наблюдается), а также пропаганду образования инвалидов.

В противном случае в недалеком будущем мы получим армию малограмотных государственных захребетников — получателей пенсии, главной темой разговоров которых будет вопрос: «А кто пойдет за «Клинским?»…

Мне будет обидно за Россию. А вам?

Светлана ЦАРЕГРАДСКАЯ,
председатель Донецкой городской организации ВОИ

Ростовская область