ИЗМЕНЯЯ ОБЛИК ОБЩЕСТВА

О перспективах развития Всероссийского общества инвалидов размышляет руководитель Ростовской областной организации ВОИ, член Президиума ЦП ВОИ, председатель межрегионального Совета «Южный» В. А. Титаренко.

титаренко– Валерий Александрович, Всероссийское общество инвалидов отмечает свое 25-летие. Каковы, на Ваш взгляд, завоевания ВОИ? Чего удалось достичь за четверть века?
– Прежде всего, благодаря деятельности ВОИ о проблемах инвалидов стали говорить широко и открыто. Ранее эта тема была малообсуждаема. В 60-е годы Н.С. Хрущев ликвидировал потребительскую кооперацию инвалидов и отобрал у инвалидных организаций имущество, заработанное за долгие годы деятельности. В 90-х годах ситуация начала меняться, организации инвалидов и создаваемые ими предприятия получили льготы, кое-какое имущество было передано в их  владение. Это был период развития.
Организация добилась определенных успехов, имела собственные средства, чтобы вести работу в областях спорта, творчества, трудоустройства, досуга. Мы сами себя обеспечивали, но, как это у нас в стране бывает, неожиданно грянул гром – льготы для инвалидных организаций и их предприятий отменили. Ситуация кардинально изменилась. Наши организации потеряли возможность трудоустраивать инвалидов, зарабатывать средства на содержание аппарата и остались без источников финансирования.
Шок мы пережили огромный, от которого до сих пор многие так и не оправились. Удержаться на плаву помогли стойкость и наработанный авторитет, поскольку не заметить деятельность ВОИ было просто невозможно. К тому времени и отношение к инвалидам со стороны государства и общества начало меняться.
В 1995 году был принят закон «О социальной защите инвалидов в РФ». Тогдашний председатель Ростовской областной организации ВОИ П.Ф. Поваров был одним из разработчиков этого закона, и этим достижением наша организация вправе гордиться. Принимался закон тяжело, прошел через тернии, но все же был принят и для того времени оказался революционным. К сожалению, в настоящее время закон претерпел столько изменений, что его первоначальный смысл сильно исказился, а положения о льготах перестали существовать.
Одним из достижений организации считаю то, что в тяжелейших условиях отмены льгот мы выжили, продолжали помогать людям, защищали их права. Это была проверка жизнью, и мы ее прошли.
Ударом для всех инвалидов стал 122-й закон, который мы уже привыкли именовать законом «О монетизации льгот». Изначально компенсации за льготы по этому закону были мизерные, то есть инвалидов лишали всего, а взамен давали, фигурально выражаясь, «три копейки», и – вертись, как хочешь. Тысячи писем получили мы от членов Ростовской областной организации ВОИ и отослали во все правительственные инстанции. Точно так постарались сделать и в других регионах. К сожалению, отстоять льготы мы не смогли, но удалось поднять сумму компенсационных выплат. Это была пусть небольшая, но победа.
За последние годы удалось достичь многого. Российские спортсмены-инвалиды демонстрируют высочайшие достижения на Паралимпийских играх. Растут творческие успехи, чему свидетельством фестивали ВОИ и международная премия «Филантроп».
И, конечно, для нашей организации очень важным явилось принятие, а потом и ратификация Конвенции ООН «О правах инвалидов». Думаю, это поворотный пункт в истории инвалидного движения в России – на государственном уровне принят международный документ, задающий высокие стандарты условий жизни и деятельности инвалидов. Хочется, чтобы положения Конвенции и   принятой на ее основе государственной программы «Доступная среда» реализовывались быстрее, работали эффективнее. Пока что положительных сдвигов немного, но будем надеяться, что они появятся.
– И каковы основные задачи сегодняшнего дня?
– Уже сейчас, особенно в свете принятия Конвенции «О правах инвалидов», ясно, что закон
«О социальной защите инвалидов в РФ» устарел, он практически не действует, поскольку многие его положения нивелированы 122-й законом. В свою очередь 122-й закон, на наш взгляд, фактически провалился. Предполагалось, что большинство инвалидов воспользуются социальным пакетом, то есть не станут получать компенсации. И за счет средств социального пакета пойдет обеспечение бесплатными лекарствами, путевками и т.д. На поверку оказалось, что лекарственное обеспечение совершено неудовлетворительное, путевок мало, санаторно-курортное лечение ниже среднего уровня. И люди стали отказываться от социального пакета, что неудивительно в условиях фактической нищеты, ведь у многих пенсии 5–8 тысяч рублей. В Ростовской области от социального пакета отказываются  до 80% инвалидов. Это ли не провал 122-го закона? Если, конечно, он не принимался специально для того, чтобы перевести всех инвалидов на копеечную компенсацию льгот и не возиться с реабилитацией, лекарственным обеспечением, санаторно-курортным лечением.
На мой взгляд, пора принимать новый закон об инвалидах, сочетающий в себе актуальные положения Конвенции ООН, а также опыт всероссийских организаций.
– В каком направлении надо двигаться, чтобы реабилитация инвалидов была эффективной, а интеграция их в общество реально возможной?
– По сути, у нас в стране нет системы реабилитации, все реабилитационные мероприятия в большей части формальны. Выдали инвалиду Индивидуальную программу реабилитации и успокоились. А как положения этой программы сделать реальностью? Рекомендовано, например, работать. А где найти работу? Как получить высшее образование, если почти все вузы не приспособлены для инвалидов? Появилось дистанционное обучение. Это хорошо, но явно недостаточно. Человек должен находиться в социуме, накапливать житейский и практический опыт, а не сидеть в четырех стенах, получая теоретические знания у компьютера. И что потом делать с полученным образованием? Самая существенная проблема – трудоустройство. Есть закон «О квотировании рабочих мест», но это даже не полумера, а вообще неправильный подход к трудоустройству инвалидов. Нельзя насильно заставить предпринимателей принимать на работу инвалидов по квоте. Насильно мил не будешь! Работодателю должно быть выгодно трудоустраивать инвалида. А это значит, что за каждого трудоустроенного инвалида он должен получать льготы по уплате налога, причем существенные, оправдывающие его хлопоты и неудобства. Когда-то льготы у нас давались только при условии, что на предприятии работало 50% инвалидов. Какая у такого предприятия может быть производительность труда? Конкурентоспособность? Да и вообще, зачем инвалидов всех собирать в одном месте ради того, чтобы получить льготы по налогам? Это значит заведомо создавать невозможные условия труда и почву для жульничества.
Как мне представляется, во-первых, работодатель, взявший инвалида на работу, не должен уплачивать социальный налог – ни в Пенсионный фонд, ни в ФСС, ни в Фонд медицинского страхования. За инвалида должно платить государство, как это делается во многих странах мира. Если при этом предприниматель получит финансирование на организацию рабочего места и льготу по налогу на прибыль или другому виду налога (можно по выбору самого предпринимателя), то брать инвалидов на работу станет выгодно. В этом направления государство и должно двигаться, если реально хочет заниматься трудовой реабилитацией инвалидов. А если нужен контроль, то для этого есть  трудовая инспекция, налоговая инспекция и т.д. Контролировать работодателя всегда возможно, было бы желание. Во-вторых, если говорить о спорте, то подход здесь также должен быть государственный. Государство в лице органов власти различного уровня выделяет средства на развитие спорта, просто надо правильно расставлять приоритеты. Для инвалидов спорт – это жизнь, поддержание здоровья, реабилитация. Так к этому и надо относиться. Все спортивные объекты надо оборудовать так, чтобы любой инвалид мог заниматься спортом.
Развивать творческие способности невозможно, если не посещать театры, музеи, библиотеки – все должно быть доступно. И, конечно, транспорт, улицы. Мы говорим об этом уже 25 лет, но мало что изменилось. Например, в нашей области нет ни одного реабилитационного центра для инвалидов, чтобы там можно было и здоровье поправить, и консультацию по трудоустройству получить, и спортом заняться, и творчеством. А такие центры должны быть в каждом городе. Можно назвать их центрами независимой жизни, где бы учили инвалидов, как им интегрироваться в общество.
Инициатива создания таких центров могла бы исходить от ВОИ, в качестве пилотных проектов достаточно построить подобные центры в 5–6 крупных российских городах, а потом распространять подобный опыт далее.
– Вы говорили о проблемах с финансированием в связи с отменой льгот. Как, по Вашему, должны финансироваться всероссийские организации инвалидов?
– Государство лишило наши организации льгот, и этим свело на нет возможность зарабатывать самим. Мы не коммерческая структура, все, что организации когда-то зарабатывали, шло на уставные цели, то есть на помощь инвалидам. Никто не сомневается в том, что организации инвалидов выполняют значимые функции, снимают социальную напряженность, заполняют пустоты в реабилитационной работе. Эти функции должно осуществлять государство. В настоящий момент часть из них реализует ВОИ и другие организации инвалидов. Это правильно, когда государство часть своих функций делегирует гражданскому обществу, представителями которого является общественные организации. Но тогда надо делегировать не только полномочия, но и обеспечивать финансовыми средствами. Несколько лет назад государство «прозрело» и теперь предоставляет всероссийским организациям инвалидов субсидии на выполнение социального заказа. Финансирование получает Центральное правление ВОИ, распределяя его в регионы. Мы, в свою очередь, распределяем средства районным и городским правлениям. Но, во-первых, средства эти очень небольшие, во-вторых, ограничен список того, на что эти средства можно потратить. Чтобы организация работала, выполняла свои функции, надо содержать аппарат, а на это в местные организации ВОИ средства, практически никто не выделяет. Наши председатели работают на общественных началах уже много лет. Спасибо им за это! Но это неправильно. Поэтому у нас и мало молодежи, ведь молодым надо работать, содержать семью. Чтобы привлечь на работу в ВОИ молодых, надо платить людям заработную плату, это одно из основных условий. Раз правительство России считает возможным финансировать организацию ВОИ, то, наверное, нечто подобное надо ввести и в регионах, причем в виде обязательного закона, а не в виде рекомендаций. Надо добиваться именно такого положения вещей.
Сегодня региональные и местные власти могут помогать инвалидным организациям, а могут и не помогать. Но законы не должны опираться на сослагательное наклонение, они четко должны требовать выполнения определенных условий, а руководители регионов, городов и районов – отвечать за выполнение этих требований и нести наказание за неисполнение закона.
– В Ростовской области есть конкурс на получение субсидий на реализацию программ для социально ориентированных некоммерческих организаций. Разве это не еще одна возможность получить финансирование? 
– Начинание неплохое, но не так просто победить в таком конкурсе. Например, в прошлом году из более 100 заявок, поступивших на конкурс, профинансированы были только 20. И среди получивших финансирование – ни одной организации ВОИ. Конкуренция высока, условия предоставления субсидий строги – нужно собрать множество документов, правильно оформить заявку, а потом отчитаться, что тоже непросто. Были случаи, когда наши организации побеждали в конкурсе, например, в позапрошлом году. Но ведь социальные программы мы реализовываем ежегодно вне зависимости от того, выигрываем конкурсы или нет. Работа идет постоянно, и финансирование от случая к случаю – это совсем не то, что необходимо. Хорошо, что есть дополнительные возможности, но беда, что нет стабильного финансирования наших организаций через местные бюджеты. Я считаю, что надо вносить в местные и областной бюджеты расходы на содержание организаций ВОИ, на реализацию программ. Это было бы правильно и справедливо.
– Валерий Александрович, а почему именно государство – от федеральной власти  до местной – должно финансировать всероссийские организации инвалидов?
– Ответственность за содержание, реабилитацию и интеграцию инвалидов в общество должно нести государство. Только такой подход приемлем. Там, где об инвалидах не заботятся, начинается разложение, гниение всего общества, оно теряет признаки цивилизованности, начинается его моральное падение.
На Востоке считается, что больные, немощные принимают на себя то напряжение, которое возникает при взаимоотношении людей, а это и войны, и бытовые преступления, и случаи медицинских ошибок, и всевозможные несчастья, теракты. Все это результат жизнедеятельности человечества, которому, увы, далеко от совершенства. И если вам повезло и вы здоровы, то кто-то это уравновешивает, принимая на себя страдания. Это правильный подход. Статистика инвалидности в мирное время всегда примерно одинаковая – около 10–15% населения. И этот процент не меняется из года в год, баланс постоянный. Здесь есть над чем задуматься. И настоящие перспективы развития ВОИ возможны только при изменении подхода общества и государства к проблеме инвалидности. В этом направлении и должны работать наши организации.

Беседу вела
Екатерина ГОНЗАЛЕС
Фото Константина КАПУНОВА
г. Ростов-на Дону