КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ КОМФОРТНО?


Точно не инвалиду. Автор этого материала знает об этом не понаслышке. Многие вопросы, которые поднимает Светлана Цареградская, пропущены, что называется, через себя. В сегодняшней публикации она делится  размышлениями о наиболее злободневных проблемах — это жилье  и технические средства реабилитации.

Воронежец Дмитрий Бибиков сконструировал уникальный подъемник, который позволяет ему хоть изредка выбираться на улицу со своего пятого этажа. Конечно, это огромный риск, но другой возможности жить полноценной жизнью у Дмитрия, как и у сотен тысяч инвалидов, к сожалению, нет… Воронежец Дмитрий Бибиков сконструировал уникальный подъемник, который позволяет ему хоть изредка выбираться на улицу со своего пятого этажа. Конечно, это огромный риск, но другой возможности жить полноценной жизнью у Дмитрия, как и у сотен тысяч инвалидов, к сожалению, нет…

Воронежец Дмитрий Бибиков сконструировал уникальный подъемник, который позволяет ему хоть изредка выбираться на улицу со своего пятого этажа. Конечно, это огромный риск, но другой возможности жить полноценной жизнью у Дмитрия, как и у сотен тысяч инвалидов, к сожалению, нет…

 

 

 

Живет  моя  отрада…

В любом государстве одним из основных показателей качества жизни населения является  уровень обеспечения благоустроенным жильем. И это не случайно. Ведь большую часть своей жизни каждый человек проводит в своих родных стенах. И от того, насколько они уютны, просторны  и функциональны, зависит очень многое – от душевного равновесия до социального статуса. Но есть люди, для которых  жилищные условия – это не просто физический и психологический комфорт, а физиологическая необходимость. Речь идет об инвалидах с тяжелыми формами заболеваний опорно-двигательного аппарата. 

Мне, как председателю районной организации ВОИ, часто приходится посещать инвалидов на дому, и вольно или невольно я обращаю внимание на их быт. Честно сказать, многие посещения наводят на мысль: «А все ли ладно с точки зрения социальной справедливости и даже здравого смысла в нашем «королевстве»?

Судите сами, одинокая женщина, инвалид-колясочник с тяжелейшим прогрессирующим заболеванием суставов долгие годы проживает в бывшем общежитии на 7-м этаже в комнате аж 12 кв.м. В тесном коридоре общий туалет и душ. Кухня кое-как приспособлена… в крошечном тамбуре.  Но больше всего поражает тот факт, что при обращении в администрацию города с просьбой поставить ее на квартирный учет, обитательнице этих «хором» было отказано.  Причина?  Ее ежемесячный доход слегка превышает  предел малоимущего  россиянина в Ростовской области – 5990 рублей. И жилая площадь тоже превышает минимальный размер в г. Донецке – 10 кв.м.! А это значит, что согласно действующему Жилищному Кодексу она вполне может приобрести себе квартиру на вторичном рынке жилья. Минимальная цена которой – всего-то 6–7 сотен тысяч рублей. Понятно, что при таких нормативах человек обречен всю жизнь сидеть на коляске в метровом промежутке между диваном и шкафом! Ведь ее заболевания теперь нет в новом перечне недугов, которые в советские времена давали право инвалиду на дополнительную жилую площадь в льготной очереди. И нечего плакать!  

А сколько инвалидов, лишённых возможности самостоятельно передвигаться, вынуждены проживать в технических домах и бараках, без горячей воды, ванны, с «удобствами» на улице?! И при этом не иметь права улучшить свои жилищные условия за счет государства – Кодекс не позволяет.

Особый разговор о горемыках, проживающих в частном секторе городов либо в сельской местности. Их обветшалые  «терема» зачастую без всяких удобств, запущенные подворья требуют капитальных ремонтов и благоустройства, а значит, затрат,  которые для них просто непосильны. Статус «малоимущий», наверное, еще долго будет присущ российским инвалидам. А ведь им, в отличие от здоровых людей, крайне сложно, а порой и невозможно самостоятельно топить печь, носить ведрами воду, пользоваться уличным туалетом, соблюдать гигиену с помощью тазика…  Представьте себе, каково их психологическое состояние, когда приходится во всем полагаться только на помощь окружающих.  А если их уже нет? 

Очень жаль, что авторы Жилищного Кодекса, как я полагаю, никогда не были председателями общественной организации инвалидов, и посему никогда не переступали пороги жилищ спинальников, ампутантов, паралитиков. (Поверьте, слабонервным делать это крайне тяжело). А будучи страшно далекими от народа и понимая по-своему понятие «интеграция», им, естественно, было легко пренебречь всеми бытовыми, материальными и финансовыми проблемами, специфичными для этих горемык.

Очевидно и то, что наши законодатели не умеют или не хотят по-настоящему работать с общественными организациями, представляющими определенные категории людей,  чтобы максимально  полно отражать в законах их права и интересы, а значит решать наболевшие проблемы государства в целом.

Можно приводить огромное количество примеров, наглядно показывающих, что жилищная проблема инвалидов России уже давно требует принятия мер на государственном уровне. И здесь, как я считаю, нужны уже не просто  законы и кодексы, которые далеко не всегда исполняются на местах из-за «национальных особенностей», а тщательно продуманная, взвешенная, просчитанная и,  главное , профинансированная федеральная жилищная целевая программа для инвалидов. Она должна учесть все индивидуальные «капризы» людей с ограниченными возможностями — от разумной санитарной нормы жилой площади до необходимой доступности среды.

Не так давно мэр Москвы Сергей Собянин озвучил идею строительства малоэтажных поселений за пределами столицы для добровольного переселения пенсионеров, которым не совсем комфортно жить в шумной среде мегаполиса. Можно по разному относиться к этому начинанию, но, на мой взгляд, это один из наиболее приемлемых вариантов для решения жилищной проблемы инвалидов России. Ведь именно такие социальные поселения (поселки, городки) с благоустроенными коттеджами и небольшими  участками земли смогли бы предоставить все так необходимые им коммунальные блага, существенно увеличить жизненное пространство квартир, и, в-третьих, что немаловажно, приблизить людей к природе. Поверьте, сегодня всего этого им так не хватает и в городе, и на селе.

Мне могут сделать по этому поводу замечание: «Это же отселение, изоляция от общества, дискриминация!» Но уже давно существуют, например, военные, научные, студенческие  городки. И люди, живущие там, отнюдь не считают себя в чем-то ущемленными, а скорее  наоборот,  чувствуют  комфортно в своей среде.

А представьте себе, что в таких поселениях для инвалидов будет создана вся инфраструктура, полностью доступная для колясок, костылей и протезов. Кроме того, компактное проживание позволит рациональнее и эффективнее организовать социально-патронажное, медицинское, транспортное обслуживание или надомный труд. Я думаю, что такое предложение заслуживает особого внимания.

Еще один вариант оригинального решения жилищного вопроса – в строящихся многоквартирных домах первые этажи полностью квотировать для инвалидов. А квартиры там должны быть не просто оборудованы для нужд маломобильных граждан, но и иметь отдельный выход на улицу. Такие дома есть в Москве, хорошо бы распространить эту практику по всей России.

Уверена, что тысячи опорников и колясочников, переселившись в такие апартаменты из своих трущоб и хижин, действительно ощутили бы реальную и полноценную заботу власть имущих. Но все это, как и многое другое возможно лишь при сильной социально-ориентированной политике государства, направленной на существенное улучшение качества жизни людей. Сегодня же мы вынуждены наблюдать совсем иную картину, когда колоссальные средства,  с помощью которых можно было бы решить не одну «кричащую» проблему целых слоев населения, вкладываются в отнюдь не популярные в народе проекты. И это в лучшем случае. В худшем – они просто  вывозятся за кордон или разворовываются в любимом Отечестве. А при таких условиях инвалидам России придется очень долго лишь мечтать об «удобных теремах»  в социально-справедливом и здравомыслящем «королевстве». Другого я пока не вижу…

 

Любишь кататься, люби и…

Человечество «заболело» средствами передвижения с тех пор, как изобрело колесо. Поезда, автобусы, автомобили и мотоциклы самых разных моделей давно стали частью нашей жизни.

Но привычно садясь за руль, люди редко задумываются, что для многих из живущих в этом мире людей транспортное средство является чуть ли не единственным способом передвижения . Купить же собственный автомобиль, во-первых, подавляющему большинству инвалидов невозможно по финансовым причинам («спасибо» 122-му закону!), во-вторых, далеко не каждый опорник в силу своих физических возможностей сможет наравне со здоровым человеком без проблем управлять им. И для таких людей остается только одно – инвалидная коляска, причем для тех, у кого проблемы еще и с верхними конечностями, лучше с электроприводом.  Вот о ней я и хочу поговорить.

Не буду утомлять читателей описанием самой «системы обеспечения», пусть это сделают другие. Скажу только то, что до инвалидов доходят электроприводные  коляски в основном импортного, а точнее – китайского производства. И дождавшись такую «дорогую тачку», горемыка вместо радости передвижения, которую по идее она должна ему принести, получает «головную боль». И вот почему.

Как показывает практика, китайское качество позволяет пользоваться коляской в лучшем случае 2 – 2,5 года. Далее начинают поочередно выходить из строя колеса, двигатели, пульты, аккумуляторы. В техпаспорте на эти средства передвижения сказано о необходимости профилактического обслуживания не менее 2-х раз в год и профессионального ремонта в случае поломки. Но никакого ремонта на местах на должном уровне не организовано. Кроме того, приказом Минздравсоцразвития № 321 от 07.05.2007 г. утверждены сроки пользования  этими колясками до их замены (вдумайтесь!) аж 5 лет. Смех, да и только! Правда, сквозь слезы.

А в результате инвалиды (в основном 1-й группы) оказываются на какое-то время без средств передвижения. Произвести ремонт своими силами они не в состоянии. На рынке невозможно найти комплектующие, а тем более мастера, способного работать с такой техникой. Получить же оперативную помощь от ФСС не просто, так как существующая в этом ведомстве система очень бюрократична.

Так, к примеру, чтобы инвалиду заменить на коляске made in china перегоревший двигатель, нужно обратиться с заявлением в местное отделение филиала фонда, затем ждать, пока его передадут в региональное отделение, где должны принять решение. Затем в течение месяца ожидать приезда специалистов фонда для составления акта, подтверждающего непригодность двигателя и невинновность пользователя в его поломке. А далее в течение месяца, а то и дольше, дожидаться, пока двигатель «профинансируют», закажут на заводе-изготовителе, доставят и привезут по назначению. И это в лучшем случае. В худшем – инвалиду просто могут отказать, ссылаясь на конец года или на проблемы с финансированием.

А на обращение по поводу замены китайского аккумулятора, который не выдерживает никакой критики, инвалиду официально ответят буквально следующее: «…не предусмотрено к выдаче инвалидам бесплатно за счет средств федерального бюджета и … не установлен срок его пользования». И все это на основании Национального стандарта РФ – ГОСТ Р 51079-2006 (ИСО 9999:2002) «Технические средства реабилитации людей с ограничениями жизнедеятельности. Классификация».

Результатом такого «обеспечения» является то, что моей соседке по подъезду, инвалиду 1-й группы, периодически приходится самой ползать вокруг своей «тачки» с отверткой в руках. Но, увы, купленная на рынке покрышка, не совсем подходит к инвалидной коляске и поэтому быстро приходит в негодность. И «танцы с отверткой» начинаются снова.

Печально, но в нашей стране, похоже, нет ни ведомств, ни министерств, которые бы не ставили людей «с ограничениями жизнедеятельности» в безвыходное положение. А ведь Россия цивилизованное и к тому же, по Конституции, социальноегосударство. Вот уж поистине, не верь глазам своим.

А чтобы поверить, нужно принять неотложные меры, кардинально меняющие отношение государства к людям с инвалидностью. Во-первых, пора создать индустрию инватехники, в том числе и колясок, в своем государстве. Право, стыдно, господа, летать в космос и одновременно собирать по всему миру колеса для инвалидов. Ведь у нас есть инженерные кадры, которые не хуже, а может, и лучше своих коллег из Поднебесной смогут сконструировать четырехколесное кресло с электроприводом. Имеются в достаточном количестве и производственные мощности, где можно и нужно разместить линии по серийному выпуску не только пресловутых колясок, но и комфортных двухместных электромобилей по типу советских мотоколясок, трехколесных скутеров и велосипедов. Это позволило бы значительно расширить ассортимент средств передвижения для инвалидов, которые, поверьте, с большим нетерпением ждут их уже многие годы.       

Во-вторых, российским инвалидам нужна единая государственная система, включающая в себя весь спектр реабилитационных услуг (лечебных, образовательных, социально-психологических и т.п.) в том числе и технических – обеспечение  средствами реабилитации и их профилактическое обслуживание и ремонт. Вышедшая из строя коляска должна быть немедленно отремонтирована либо  заменена на другую. А для этого нужны не чиновничьи структуры типа ФСС, а оперативные службы со специалистами на местах, необходимой материальной базой и финансированием не по лимиту, а по факту.

Россия ратифицировала Конвенцию ООН о правах инвалидов. Запущена государственная программа «Доступная среда» стоимостью 48 миллиардов рублей. Так и хочется крикнуть — «Ура!» Но невольно напрашивается вопрос: а кто будет пользоваться этой самой средой, если у инвалидов нет надежных средств передвижения и сервисного обслуживания инватехники?! Наверное, представители ООН – авторы Конвенции? Вопрос оставляю открытым.

 

Светлана ЦАРЕГРАДСКАЯ,

председатель Донецкой

городской организации ВОИ

Ростовская область