В СТАРОСТЬ БИЛЕТОВ НЕ ДАЮТ…

«Идет солдат по городу, по незнакомой улице!» – песня заполняет троллейбус, и в салоне светлеет от улыбок. «Со всеми удобствами едем!», «Молодец, подняла всем настроение!», – раздаются одобрительные голоса. «А теперь, граждане, приготовьте по 11 рублей за проезд», – эту фразу пассажиры встречают аплодисментами… Раиду Ивановну Котову, кондуктора троллейбуса 237-го маршрута, в городе Владимире знают многие. Работа у нее нелегкая. Вставать приходится в четыре утра, в пять троллейбус уже выходит из депо. Но к службе надо еще подготовиться, взбодриться. Она отжимается от пола, качает пресс, обливается холодной водой, «диск здоровья» крутит. А еще может делать стойку на голове. Ей 70 лет, но к врачам не обращается. Едет по городу троллейбус, а из салона льется песня. Раида Ивановна продает билетики, да подбадривает людей. К слову, начальство сначала было против песен в троллейбусе, но потом смирилось: кондукторов на зарплату 8 тысяч днем с огнем не сыщешь. Кто-то скажет – чудачка! Но недаром о ней с теплотой писали местные газеты, а недавно и журнал «Огонёк». Думаю, что такой открытости миру можно достичь только к концу жизни, когда многое передумано, переосмыслено, понято.
…  «Старость – не  радость», «Старый, что малый»… Сколько существует пословиц и поговорок о старости! И все грустные. Действительно, у людей преклонного возраста много проблем. Хотя, казалось бы, дети выросли, внуки встали на ноги, получай пенсию да живи – не тужи!  Ан, нет, не получается. О том, что омрачает жизнь представителей старшего поколения и не только, они рассказывают в своих письмах в газету.
Кира Владимировна Ковальская – инвалид-опорник, москвичка. Она прислала в редакцию рукопись на шести листах, исписанных убористым почерком. Ее, как и многих людей с проблемами передвижения всех возрастов, волнует отсутствие безбарьерной среды. Читательницу возмущает то, что в здравницах, где она побывала, нет возможности нормально передвигаться. Жалобы  на качество лечения и питания, как правило, проверяются и недостатки устраняются, чего не скажешь о мерах по ликвидации барьеров. В этом отчасти виноваты и сами отдыхающие. Они готовы ходить с ушибами рук и ног, но беспокоить хозяев санаториев не спешат. А те объясняют свое бездействие  отсутствием средств. Но  больших затрат на решение этой проблемы не требуется. Ведь убрать высокие порожки, сделать перила, поручни, пандусы, расширить дверные проемы можно силами собственных специалистов. «Я дважды с интервалом в два года отдыхала в одном и том же санатории под Москвой. После  первого заезда  написала три листа замечаний по приспособлению территории и бассейна. Приехала во второй раз и увидела – почти ничего не изменилось. И никто из отдыхающих не выразил протеста. Происходит это от незнания законов,  от уверенности, что все равно ничего не изменится и от привычки терпеливо все сносить, не сопротивляться обстоятельствам», – пишет К.В. Ковальская. И советует всем познакомиться с брошюрой «Доступная среда для инвалидов и других маломобильных граждан в Москве», в которой собраны федеральные и московские законы данного комплекса вопросов. Ее можно приобрести в ГУПЦПП по адресу:127238, Москва, Дмитровское шоссе д. 46, к. 2. Телефон  отдела заказов: 8 -495 482-42-94.
В почте редакции немало писем посвящено проблемам тяжелого материального положения пожилых людей и инвалидов. Они просят донести эту проблему до руководства страны. Особенно безрадостна жизнь у тех, кто получает социальную пенсию. Лариса Апполинарьевна Евсютина – инвалид 2-й группы по зрению. Она пишет: «У меня маленькая пенсия. Ее не хватает на жизнь, на приобретение товаров  первой необходимости. В моем  доме нет  даже мебели. Обращаюсь к читателям газеты, может быть, кто-нибудь  откликнется и поможет мне. Мой адрес: 632202, Новосибирская область, ст. Чаны, ул. Горького 15».
А вот другое письмо, к сожалению, не подписанное: «Мне 65 лет. Я – инвалид 2-й группы. У меня очень тяжелое заболевание – опухоль головного мозга. Меня направляют на обследование в г. Магнитогорск. За это надо заплатить 10 тысяч рублей. На дорогу туда и обратно потребуются еще деньги. А у меня пенсия 4307 рублей, плюс  ЕДВ – тысяча. Вот и все доходы».
В нашей стране сложилась крайне несправедливая система пенсионного обеспечения. Ветераны должны иметь достойные, соответствующие их трудовому вкладу пенсии, а также право на сохранение сбережений, на обеспечение социальных льгот. Но пока, несмотря на то, что пенсии  ежегодно индексируются, инфляция и рост цен съедает эти прибавки, и заметно улучшить жизнь пенсионеров не удается.
Раз пенсии на жизнь не хватает, надо зарабатывать. Но где? Везде сокращают в первую очередь пенсионеров. Пожилым найти работу крайне сложно. И хотя ни в одном  законе не сказано, что ветераны не имеют право на труд, фактически они оказываются не у дел. А ведь во многих странах мира трудоспособность пожилых людей стала  для государства важным способом укрепления экономики. Не надо забывать и о другой проблеме старости. С выходом на пенсию утрачивается связь с трудовым коллективом, уходят из жизни коллеги, близкие, любимые люди, неизбежно сжимается круг общения. И это снижение социального статуса неблагоприятно сказывается на самочувствии людей, приводит к обострению болезней, к необходимости прибегать к услугам социальных работников. Сегодня  здоровых людей среди ветеранов очень мало. И долг каждого из нас и всего общества поберечь стариков, постараться не обижать их, не создавать для них дополнительные трудности. В редакцию пришло письмо  от читателя газеты Л.В. Ефремова, который  рассказал о судьбе И.К. Плакуновой и о возмутительной истории, произошедшей с ней. Ираида Константиновна – коренная москвичка. Когда началась война, ей не было и 17-ти лет. Отец ушел в народное ополчение, дома остались 6-летний брат и больная мать. Пошла работать на почту, по 18 – 20 часов в сутки разгружала письма, посылки. Все испытания военных лет выдержала достойно. Награждена многими медалями и грамотами. От напряжения и усталости тяжело заболела. Но, обладая твердым характером, волей и желанием жить, победила недуг. Вышла замуж, однако рано овдовела и одна подняла сына, дала ему высшее образование. После ухода на заслуженный отдых приобрела садовый участок с двумя щитовыми летними домиками. И тут бдительное око инженерной службы стало начислять пенсионерке повышенный тариф за содержание и ремонт ее основного жилья, так как расценило  эти домики на садовом участке как две дополнительные квартиры. Ираида Константиновна обратилась в суд. Целых семь месяцев 86-летняя женщина, ветеран войны, инвалид 2-й группы обивала пороги различных ведомств, собирала справки. Кроме нее, ни у одного из членов товарищества такая проблема не возникла. Потому что никто из них не проживает в Северном округе столицы. Оказалось, пишет автор письма, что это был эксперимент бывшего префекта САО г-на Митволя. Иначе как издевательством над ветераном  такое начинание прыткого чиновника не назовешь…
…Старики в доме, ветераны на работе. От  каждого из нас зависит их самочувствие, душевный комфорт.  Проявите внимание к старикам, прислушайтесь к  их советам. А какой это будет для них праздник – увидите сами.

Почту читала
Любовь РЫЛЬСКАЯ