«И КАК МАЛАЯ ФРОНТУ ПОДМОГА – МОЙ ПЕСОК И ДЫРЯВЫЙ КУВШИН»...

Самоотверженность советских людей в тылу по праву может быть приравнена к боевому подвигу. И пускай совершался он не под огнем врага, но требовал такого же мужества, твердости и полной самоотдачи. Лозунг «Всё для фронта! Всё для Победы!» стал сутью, смыслом жизни тружеников тыла. Мне выпала огромная честь побеседовать с жительницей Челябинска Зоей Михайловной Лесиной, которой 12 февраля этого года исполнилось 90 лет.
З.М. Лесина
З.М. Лесина

– Зоя Михайловна, где застала Вас война?
– Я родом из Свердловска, но в 1940 году жила в Москве у отца (мои родители расстались еще до войны). Мы занимали комнатушку в коммуналке. Я окончила 10 классов, но выпускного вечера не помню – так ошеломило известие о начале войны. Москва сразу преобразилась: шла мобилизация, на улицах все реже можно было встретить молодых мужчин. Отец тоже ушёл на фронт, а меня направили рыть противотанковые рвы. По ночам мы с подругами дежурили на крыше – тушили «зажигалки», сброшенные с вражеских самолётов.
Нужно было взять «зажигалку» длинными щипцами и положить ее в бочку с песком, быстро засыпать  и залить водой. А бомба крутится по плоской крыше, как юла, разбрасывает искры, будто бенгальские огни. Страшно было, не скрою… Не один пожар мы, девчонки, предотвратили и не дали «мессершмитам» разглядеть, куда боевые бомбы кидать. Вечерами город погружался во тьму. Все окна были заклеены, забиты фанерой или плотно завешены, свет в квартирах с улицы был незаметен. Небо Москвы по ночам закрывали аэростаты, фиксированные тросами. Они затрудняли работу вражеских лётчиков.
Ближе к зиме меня направили на военный завод имени Войкова на Ленинградском шоссе. Работали по 15 часов в день без выходных. Я трудилась формовщицей в литейном цехе. Помню, в воздухе стояла такая пыль, что мы едва различали лица людей. Из песка, воды и глины делала и обжигала в печи формы, в которые потом заливали металл. Получались корпуса для фугасных бомб, а другой цех заполнял эти оболочки взрывчаткой. Работа на заводе оставила «горькую отметину» на всю жизнь – мне что-­то попало в глаз, скорее всего – песок. Начались боли, посоветоваться было не с кем, к врачу не сходила – не было времени. И глаз постепенно ослеп…
В конце работы нам выдавали дневную норму хлеба – 600 грамм. Пока я шла до дома, всё съедала – так было голодно. А в комнатке одолевал холод. Отопления не было, батареи во всём городе размёрзлись и полопались. У меня стояла печка-­буржуйка, которая и спасала. Как-­то удалось съездить за стволами осин, я их сама распилила и поколола на дрова.
В ожидании вражеских"зажигалок"
В ожидании вражеских «зажигалок»

– А радости тогда хоть какие-­то были?
– Однажды на несколько часов с фронта приехал папа, это была большая радость! С приходом весны мы оживали, подкрепляясь едой из крапивы и одуванчиков. С начала наступления советских войск не раз был повод порадоваться. Я помню объявления Левитана о взятии Красной Армией Курска, Орла. Люди обнимались на улицах и в метро, которое служило бомбоубежищем.
– Как Вы встретили Победу?
– Незабываемое ликование и воодушевление! Все вышли на улицу, плакали, пели песни… Незнакомые люди обнимали и целовали друг друга. Вечером прожектора осветили небо над Москвой, на висящих аэростатах были портреты Сталина, Ленина и Маркса. Помню красивый салют в виде цветных шаров...
– Как сложилась дальнейшая жизнь?
– Надо было получать профессию. Я забрала документы с завода и поступила во 2-­й медицинский институт. Никому не сказала о дефекте зрения (!) и усердно училась 6 лет. С дипломом приехала к маме в Свердловск, где и встретила будущего мужа­фронтовика, а в то время – студента юридического института. Мы поженились, а с 1954 года обосновались в Челябинске. Вырастили двоих детей. Я 20 лет проработала хирургом­-гинекологом, потом вела приём в поликлинике, а уже на пенсии – дежурила в техникуме. Имею 47 лет трудового стажа. Теперь я – инвалид 2-­й группы. Печалью в моей жизни стали ранние уходы близких. Контузии на фронте подорвали здоровье мужа, он умер в 54 года. Сын работал строителем, его подвело сердце. Дочь – музыкант, «сгорела» от онкологии. Ушли молодыми, полными сил – тяжело было это пережить… Но, к счастью, остались четверо внуков, есть кого любить и кому помогать. Они тоже не забывают меня. Особую любовь и утешение я получаю от Бога, ощущаю его присутствие. С Божьей помощью я перенесла несколько операций и поправилась от онкозаболевания, до сих пор сама обслуживаю себя, несмотря на преклонный возраст.
Хочу пожелать читателям газеты никогда не допускать в душу уныния, быть патриотами своей Родины. Радости вам и мира!

Беседовала
Наталья ПОТАПОВА
г. Челябинск

01 мая 2015